За нашу Советскую Родину!

Пролетарии всех стран, соединяйтесь !

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ
ВСЕСОЮЗНОЙ
КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ БОЛЬШЕВИКОВ

    

–9 августа 1942 г. - 80 лет обороны г. Пятигорска Красной Армией от немецко-фашистских захватчиков. Начало оккупации войсками фашистской Германии г. Пятигорска и КМВ.».». –

2021

20 лет «приватизации», 10-летие «удвоения ВВП», год «модернизации»… А что говорят труженики и сухая статистика?

С СЕРДЕЧНЫМ приступом увезли в больницу Римму Ивановну Козлову. Она пришла на родной Барнаульский хлопчатобумажный комбинат, который теперь в результате приватизации превращен в гигантский базар под названием «Алтай». Недавно, близко к тому, когда Медведев проводил очередное заседание по модернизации промышленности, был открыт очередной «гипермаркет» в последнем корпусе, где Римма Ивановна трудилась всю жизнь и вырос¬ла от инженера до начальника производ¬ства. При виде опустошенных от технологического оборудования пролетов ей стало плохо.

С такой же болью переносят погром и другие труженики. Депутат Верховного Совета СССР последнего созыва кавалер ордена Ленина Дагмара Сергеевна Миронова рассказывает:

– Ткачи не любят ходить в эти «гипермаркеты». С производством тканей были связаны особые запахи, которые пропитали здания и чувствуются даже сегодня. Они напоминают о нашей светлой жизни. Я работала ткачихой 35 лет. При мне комбинат ввели в действие. Мы проводили комсомольские субботники на строительстве новых корпусов. Самые красивые девушки работали на комбинате – интересно жили. И создали крупнейшее текстильное предприятие – выпускали сатины, ситец-миткаль, бязь. Наши сатины было не отличить от блестящего атласа. Хотелось наши сатины на прилавке погладить – до того хорошая была отделка и ткань прочная. Не выцветала. Это сейчас импортные вещи – до первой стирки. А наши ткани в больших количествах отправляли и за границу, в Индию, Бразилию и другие страны. Наш великолепный материал был трудовым вкладом в Советский Союз. Мы хорошо зарабатывали. Когда же затеяли приватизацию, я предупреждала директора комбината о беде. А он: «Да ты не понимаешь, да сейчас такие возможности…» Кончилось разбирательством, когда он вышел после объяснений с прокурором и здесь же умер – сердце не выдержало.

От одной чумы – трагедии самих приватизаторов и трудовых коллективов. Д.С.Миронова рассказывает о своих товарищах, которые отстаивают интересы людей труда. Одна из них – Людмила Михайловна Жарникова. Работала мастером, ткачихой. В течение ряда лет ведет борьбу во главе группы в 200 с лишним работников за выплату многолетних долгов по зар¬плате. Но при этом речь идет и о первопричине бед. О повторном насаждении капитализма – о приватизации.

– Это грабеж, – говорит Людмила Михайловна. – Весь народ так считает. Путин такую политику ведет. Под предлогом, будто частный собственник более эффективен. Мы это видим: у них миллиардные счета, а у нас – квартплату нечем заплатить. Эффективнее – это если бы предприятия стали работать лучше. А они в основном стоят. В ходе грабежа распродали на металлолом оборудование, в том числе новейшее. С нашего комбината растащили даже станки, которые еще не успели распаковать из ящиков завода-изготовителя. Грабители только так и умеют «делать деньги». Для страны в целом это и стало катастрофой. Приватизация – причина экономического коллапса. Мы попали полностью в зависимость от заграницы. Разорили Россию именно из-за приватизации. Такие, как Чубайс, погрели руки. И теперь упустить награбленное они не хотят, стараются, любой ценой чтобы «Единая Россия» вновь удержалась у власти. Путин продолжает принятую от Ельцина политику. В 2009 году во время его многочасового телевизионного «разговора с народом» я пыталась задать ему наши вопросы. Более десяти раз заранее звонила, записала на автоответчик и об отнятом у нас и уничтоженном нашем хлопчатобумажном комбинате, и о других разгромленных предприятиях. И о расхищении богатств природы. Чтоб успеть все сказать, прежде чем отключится автоответчик, предварительно сжато записывала главное. Так и сказала: «Партия ваша бандитская, и политика ваша тоже бандитская». Разумеется, не одна я пробивалась с такими вопросами. Неизвестно, показывали ли их Путину, но в телеэфир их, конечно же, не пропустили. Ну а в недавний «разговор с Путиным» я и не пыталась звонить. Я не верю правительству разрушителей страны.

И тут следует внести ясность. Путин такого же мнения. Просто он знает, где отвечать на вопросы. И перед кем нести ответ.

В.Путин: доверительно о приватизации

В США на встрече с профессорами и студентами Колумбийского университета 26 сентября 2003 года прозвучал вопрос об отношении к планам деприватизации и амнистии приватизации. И Путин доверительно поведал американцам:

«Как вы знаете, в России в начале девяностых была проведена крупномасштабная распродажа государственного имущества. И при этом, надо сказать прямо и честно, откровенно, это не всегда делалось в рамках здравого смысла, не всегда делалось по экономическим соображениям. Это чаще всего делалось по политическим соображениям. Идея была в том, чтобы раздать имущество и создать некий класс, который не позволил бы развернуть Россию назад, в сторону тоталитарного общества, создать некое сообщество людей, которые бы боролись за то, что получили. Этот способ приватизации, конечно, был оценен всем обществом, а не только теми, кто получил государственную соб¬ст¬вен¬ность. И подавляющее большинство членов общества в России считают, что это был несправедливый способ приватизации. Вместе с тем мое глубокое убеж¬дение заключается в том, что начать передел собственности сейчас, начать деприватизацию – значит нанести ущерб еще больший, чем от самой приватизации. Поэтому я против деприватизации, национализации и так далее».

Путин считает, что надо провести

«...Не амнистию по уголовным делам, связанным с приватизацией, а амнистию как бы самой приватизации, амнистию капиталов, которые были получены в результате раздела государственной собственности. Идея хорошая, правильная, вопрос только в том, как ее реализовать. Здесь две составляющие. И первая составляющая – юридическая: как сделать это абсолютно конкретно юридически и политически. Нужно, чтобы общество приняло этот способ и согласилось с таким решением. Почему нужно? Это нужно не только для общества, но и для самих людей, которые получили эту госсобственность, они должны после этого чувствовать себя в полном покое и безопасности. Это непростая задача. Я обсуждаю это с лидерами различных партий, фракций и групп в России. Я об этом говорю и с нашими коллегами в Европе и в США. Думаем над этим. Если найдем такой вариант решения, мы это сделаем».

КАК ВИДИМ, столкнулись иски двух противостоящих сторон. Можно сказать, коллектив во главе с ткачихой Людмилой Михайловной Жарниковой олицетворяет то самое «подавляющее большинство членов общества в России», которые считают приватизацию несправедливой, о чем и печалится Путин. На протяжении десятилетия Л.М.Жарникова с товарищами добивается принятия иска к рассмотрению на всех инстанциях прокуратуры, суда и власти вплоть до высшей – везде отказ и заговор молчания.

Путин при безраздельном господстве во всей системе власти бессилен в своем иске «амнистии как бы самой приватизации». Признав необходимость этой «амнистии», то есть освобождения от наказания за уголовное преступление, Путин и в его лице господствующий режим признают приватизацию уголовным преступлением, прощения которому нет и быть не может в обществе, если оно не враг самому себе и не настроено на самоуничтожение.


Однако с полным сознанием ее разрушительности, ущерба от нее назначенные Ельциным преемники во главе с Путиным, а теперь Медведевым продолжают приватизацию народных богатств. Объявлена новая распродажа из остатков крупных предприятий оборонной промышленности. Как и до сих пор, явно за бесценок.

И при этом уверяют, как хорошо идут дела. В недавнем «продолжении разговора с народом» Путин едва коснулся экономики. Хорошо, мол, рос валовой внутренний продукт в предыдущем десятилетии. Вплоть до мирового финансово-экономического кризиса капитализма. Из-за кризиса у нас объем экономики сильно сократился, даже больше, чем в некоторых других странах. Серьезно сократилось промышленное производство. В этом году – рост, который еще не перекрывает всего падения, но все-таки приближается к этому. Рост меньше, дескать, чем в Китае, но больше, чем в европейских странах и США. В первой половине 2012 года мы должны выйти на докризисный уровень. Дальше все пойдет по плану до 2020 и 2030 годов.

И Медведев доволен, что истекший год для нашей экономики «сложился в целом достаточно благоприятно».

Одним словом, мы быстрее европейских стран и США, остается догнать Китай.

Ну а если дать слово таким труженикам, как ткачихи Л.М.Жарникова, Д.С.Миронова и другие, и оценить растущий ущерб от неправедной приватизации – ущерб, который признает и Путин. И тогда открылась бы картина развалин производства на необъятных просторах опустошаемой страны. В том же Барнауле прихватизаторы уничтожили не только богатырский хлопчатобумажный комбинат.

– Всего пять лет работал огромный завод синтетического волокна. Его разорили, теперь там гараж. Совершенное новейшее оборудование угробили – какой урон государству! Сколько народу без работы оставили – более 7000 человек. Бывший главный инженер недавно посетил его – представляете, какой стресс он испытал. Такова же участь завода химических волокон, там очень дорогое оборудование было, на некоторых машинах даже платиновые вставки были. Мало что осталось от Алтайского моторного завода, дизельного завода «Трансмаш», завода механических прессов и аппаратурно-механического завода, – перечисляет Л.М.Жарникова соседние предприятия, о которых она хотела сказать Путину.


РАЗЖИГАЯ истерию против власти трудового народа, его враги клеймили советскую экономику как якобы самоедскую за недостаточное развитие производства товаров массового спроса. Но именно с уничтожения этой промышленности они и начали разгром страны. О чем и говорят ткачихи. Их поддерживает Алек¬сандр Михайлович Неверов, депутат Законодательного собрания Алтайского края от города Бийска:

– У нас на Бийской швейной фабрике работали около 4000 человек, шили меховые изделия из пушнины, которую поставлял местный звероводческий совхоз «Лесной», первый в Сибири совхоз-миллионер. Теперь и совхоза нет, и от фабрики остался лишь закуток, здесь шьют спецодежду для заключенных тюрьмы. Заказы иссякают – рабочих распускают в отпуска без содержания. В цехах фабрики открыто похоронное бюро.

Так же почти полностью развалены химический комбинат по производству ракетного топлива, крупнейший мясокомбинат. Стоят маслосыркомбинат, сахарный завод, немного работает маслоэкстракционный завод. Стоит в запустении крупнейшее в Азии хранилище сыра.

Бийск – самый крупный по численности исследователей наукоград в России, здесь ведут работы, которыми руководит сподвижник С.П.Королева академик Герой Социалистического Труда Геннадий Викторович Сакович. Плодотворно работало и еще держится на передовом рубеже высоких технологий научно-производственное объединение «Алтай», но приватизаторы резко сократили финансирование научно-технического прогресса, и он «скукоживается». Так говорит депутат А.М.Неверов.

А вот расположенный в городе Рубцовске Алтайский тракторный завод – из числа самых недавних жертв приватизации. Последний трактор изготовлен здесь год назад и на сегодня в цехах убитого предприятия еще не закончили выкорчевывать технологическое оборудование. 25 тысяч инженеров и рабочих выпускали по 30 тысяч гусеничных тракторов в год. В свое время подготовились к производству нового образца на мировом уровне, но нагрянули любители чужой собственности и задушили модернизацию под лицемерные речи об инновации.

Трудящиеся боролись за спасение своего родного завода, об этом писала и «Советская Россия». Но, как считает депутат Алтайского краевого Законодательного соб¬рания Сергей Иванович Юрченко, нынешним владыкам в государстве почему-то не нужна отечественная промышленность. Здесь же уничтожен Алтайский завод тракторного электрооборудования, предприятие коммунистического труда – мирового класса. Нет теперь завода «Алтайсельмаш», который в 30 стран мира отправлял плуги. В последней стадии разорения Рубцовский машиностроительный завод. Погублены и другие предприятия. При народной власти в промышленности Рубцовска работали 83 тысячи человек, сегодня – около 10 тысяч. По системе Международной организации труда, в небольшом городе насчитывается 26 тысяч безработных.


МОЖЕТ, в других краях и областях иначе? С 2010 года прекратилась славная история Липецкого тракторного завода. Здесь трудились 23 тысячи инженеров и рабочих, отсюда многие тысячи тракторов расходились по всей стране. И уж коли пребывающие во власти действительно спохватились насчет модернизации, вот бы и начать ее с предприятий, где еще было что модернизировать. Так считает инженер Анатолий Иванович Сиротин, хорошо знающий экономику города. Однако новые «хозяева» (пятой или шестой смены) тоже ищут прибыль в торговле. Производство ликвидировано.

Два месяца назад в Липецке открыли культурно-развлекательный центр «Европа». Знай наших! Хотя в 30 странах мира знали этот центр как станкостроительный завод, поставлявший плоскошлифовальные станки с числовым программным управлением. И на бывшем заводе пусковых двигателей для тракторов тоже разместились различные торговые фирмы. Завод «Центролит» обеспечивал литьем многие предприятия станкостроения – угрохали и его приватизаторы. Близки к такому финалу и другие производства.

– Гуляет ветер в цехах и в выбитых окнах восьмиэтажного здания особого конструкторского бюро. Это завод «Процессор». Я сам там работал. Выпускали компьютеры – теперь разграблен, страшно проезжать мимо, – говорит бывший работник «Процессора» Дмитрий Сергеевич Румянцев. – В такой же разрухе ряд предприятий Воронежа.

Под звон речей о «высоких технологиях» уничтожается и промышленность высоких технологий. Завод электровакуумных приборов в ногу со временем участвовал в развитии производства телевизоров в СССР. Остановлен – две трети его территории отданы под торгово-развлекательный комплекс. На остальной площади делают бутылки. А все было готово для машин новых поколений цифровой техники.

Трижды орденоносное научно-производственное объединение «Электрон» – это шесть предприятий, это первые компьютеры, видеомагнитофоны, микросхемы… Теперь нет объединения. Уцелел из него лишь завод полупроводниковых приборов «Микрон». Завод «Электросигнал» славился в СССР телевизорами нескольких поколений – в последнее время многие его помещения сданы в аренду под магазины и кафе. Бывший машиностроительный завод имени В.И.Ленина превратили в торговый центр «Поиск» – отнюдь не находка для научно-технического прогресса.

Высота технического развития сконцентрирована в авиастроении. Воронежский авиационный завод выпускал самые крупные и совершенные пассажирские самолеты ИЛ-96, на которых летают и президенты. И вот недавно их производство окончательно остановлено, завод переводят на выпуск среднемагистральных самолетов. Дальнемагистральные воздушные корабли становятся монополией США и Франции. Специалисты считают это авиационной катастрофой нашей Родины как бывшей крылатой мировой державы.

Разгромом всей цепи таких предприятий, как первоклассный Воронежский экскаваторный завод, который, когда потребовалось, первым освоил выпуск и «катюш» – ракетного оружия, создавшего советскому народу стартовую площадку для взлета в космические высоты.

И так – «за далью даль».

– Урал – уже не опорный край державы, – к такому выводу на собственном опыте пришел бывший директор порохового завода в Пермском крае Геннадий Эдуардович Кузмицкий. – Все выстраивается к тому, что мы должны быть в конечном итоге членами НАТО и Евросоюза, а там ни наша оборонка, ни наши пороха никому не нужны. И потому, например, в Пермском крае оборонно-промышленный комплекс присутствует в основном только названиями предприятий, от которых мало что сохранилось. И каждый год происходит их «выщелкивание». Уже не заводы, а торговые центры. Например, на месте велосипедного завода. Сейчас крупнейший завод имени Ф.Э.Дзержинского объявлен банкротом, все продано, даже проходная. Ликвидируют еще одно крупнейшее предприятие «Интара». Наши предприятия никому не нужны, у нас нет перспективы вообще, а зачем тогда модернизация? К тому же если мы собираемся делать модернизацию с привлечением иностранных специалистов, то кто в принципе даст нам что-то современное, высокотехнологичное? Ну и смысл управления сейчас в том, чтобы наработать как можно больше убытков. Это причина обратиться в Москву, там начинают кричать, что надо спасать. Деньги выделяют, а потом их просто «пилят». Целой страной «Булаву» сделать не можем. Нормально чтобы летала ракета. По этим вопросам я подготовил записку, ее передали Медведеву. Все прошло по кругу. Из минпромторга отписали о мерах на будущее через 10 лет. Когда уже вообще ничего не будет. Директором я работал 15 лет, до 2007 года. Сняли, когда узнали, что я вступил в Коммунистическую партию. Не может коммунист возглавлять казенный завод. А тем более что этот завод зарабатывает миллиард прибыли в год. Ну совсем неправильно, когда у нас в стране так трудно и все разрушается. Так сколько же тогда директор ворует? Оказалось, не ворует. После него не смогли получать миллиард прибыли, а стали получать 600 миллионов убытков каждый год. Вот это правильно: трудно стране!


ОТ БАЛТИЙСКОГО запада до тихоокеанских берегов Дальнего Востока нет ни одного населенного пункта, в котором приватизация не превратила бы в развалины производство и многое еще, на чем держится жизнь. Потерявшие ее смысл безработные пытаются хоть чем-то заполнить пустое время и призывают поддержать так называемое «московское движение» по художественному освоению заброшенных промышленных зданий. Уст¬ра¬ивать конкурсы по разрисовыванию стен, выставки в цехах «авангардного искусства» и т.п.

Тоже зачтется в валовой внутренний продукт», который как раз за счет подобного наполнения и растет, что и позволяет Мед¬ведеву–Путину постоянно радовать телезрителей докладами о «развитии» национальной экономики России темпами более высокими, чем в США и Европе.

А как оно «в натуре»?

Даже значительно расстроенное скрытыми сторонниками капитализма народное хозяйство 1990 года остается недосягаемой вершиной для прихватизаторов. Тогда было произведено тканей 8449 миллионов квад¬ратных метров, а в 2009 году – 2611 миллионов, в 3,2 раза меньше. Соответственно – трикотажных изделий – 770 миллионов и 120 миллионов штук (в 6,4 раза), пальто – 28,1 миллиона и 1,2 миллиона штук (в 21,6 раза), обуви – 385 миллионов пар и 57,5 миллиона (в 6,7 раза меньше) и т.п. В последние десять лет не только не обеспечено хотя бы обещанное удвоение продукции из ее многократного обвала, но и легкую промышленность так и заставили копошиться на дне ямы, а зачастую и утопили еще глубже. Вот когда следует говорить о самоедской экономике России, теперь сырьевой колонии мирового империализма. Двадцать лет в дыре, и ясно, что прихватизаторам и дела нет до восстановления отечественной промышленности товаров народного потребления.

Да восстановление и невозможно, ибо дефективные собственники съели основу промышленности – производство средств производства. Первым делом – станкостроение. В 1990 году было выпущено 74,2 тысячи металлорежущих станков, а в 2009-м – лишь 1,9 тысячи, или 2,6% от уровня социализма. Под байки о высоких технологиях устроили сущий погром в стремительно развивавшемся производстве самых высокотехнологичных видов оборудования. Станков с числовым программным управлением было изготовлено соответственно тогда 16741 и ныне 222 (это 1,3%). Автоматических и полуавтоматических линий для машиностроения и металлообработки – 556 комплектов и 2 (0,3%). Прядильных машин – 1509 и 12 штук (0,8%). Ткацких станков – 18341 и 13 штук (0,07%). Колесных тракторов – 92,6 тысячи и 6 тысяч (6%). Гусеничных тракторов – 121 тысяча и 1,6 тысячи (1,3%). Экскаваторов – 23,1 тысячи и 1,4 тысячи (6%). Зерноуборочных комбайнов – 65,7 тысячи и 6,9 тысячи (10%). И т.п.

Лежащая в развалинах приватизированных заводов и фабрик страна подверглась деиндустриализации и дисквалификации, ампутации стальных мускулов и научно-технического интеллекта. И в последнее десятилетие «удвоения» или «инноваций» редко в какой отрасли наблюдалось возобновление дыхания, чаще отмечается затухание пульса, а в целом состояние обрабатывающей промышленности похоже на барахтанье в разваленных подвалах.

Когда взрывают одно здание – это преступление, и Путин–Медведев всякий раз заявляют, что берут его расследование под личный контроль. Если же приватизаторы без взрыва уничтожают попавший в их лапы первоклассный завод, то как будто это не преступление против народа, как будто ничего не происходит, как будто так и надо. Однако создавшие все богатство страны труженики едины во мнении, что разрушение народного хозяйства уголовным «неким сообществом» самозваных частных собст¬венников без стыда и совести – это преступление приватизации, которой нет и не может быть амнистии.

Захватчики два десятилетия расхищали и проматывали созданные советским народом богатства. Вот насколько плодотворным было общество строителей социализма! Однако надолго ли еще хватит созданного ими задела, прочности остатков рабоче-крестьянского государства и памяти о его славе и могуществе? Наставники, вместе с которыми Путин обсуждает неразрешимую задачу «амнистии как бы самой приватизации», этого небывалого в истории преступления против собственности с ее физическим уничтожением и паразитическим прожиганием, считают дни и часы.

Вице-президент США Джо Байден 26 июля 2009 года в интервью ведущей американской газете «Уолл-стрит джорнал» наметил для России итоги политики Путина– Медведева: «Эта страна сталкивается с сокращением численности населения, экономика увядает, их банковский сектор и другие структуры, скорее всего, не смогут протянуть и 15 лет».

Нет времени для пустых слов.


Фёдор ПОДОЛЬСКИХ

«Советская Россия», [18/01/2011], с небольшими сокращениями

Вы здесь: Главная Информация 2011 год 20 лет «приватизации», 10-летие «удвоения ВВП», год «модернизации»… А что говорят труженики и сухая статистика?