За нашу Советскую Родину!

Пролетарии всех стран, соединяйтесь !

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ
ВСЕСОЮЗНОЙ
КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ БОЛЬШЕВИКОВ

    

–15 августа 1945 г. – Отмечается в КНДР как День возрождения Родины.».». –

2021

О смычке двух национализмов

Сегодня мало кто удовлетворен тем, что происходит с Россией и русскими. Все требуют: надо, надо, надо! Нужно поддержать и науку, и образование, и строительство инфраструктуры, и рождаемость государствообразующей нации, и строительство жилья для молодых семей.

Но откуда взять средства? Ведь ВВП на душу населения в РФ – всего лишь 15 тысяч долларов в год. «Экономика трубы» больше не обеспечивает. Есть только один выход – снова индустриализовать страну. А для этого нужна смычка политического национализма (великодержавного и просвещенного, нелиберального) с национализмом экономическим. Именно эту задачу мы и постараемся решить.

ТРИШКИН КАФТАН

По официальным (курсовым) показателям ВВП РФ – чуть больше полутора триллионов долларов. Но мы возьмем ВВП по паритету покупательной способности – 2,1 трлн. долларов. На душу населения – 15 тысяч «баков». На уровне Турции. Очень и очень мало! Ибо из этих пятнадцати тысяч нужно вычесть треть – на отчисления в бюджеты всех уровней. Иначе нельзя – это голодный минимум, чтобы хоть как-то кормить армию, медицину, науку, школы и вузы. Еще 10% нужно отнять на пенсионное обеспечение. То есть, 6,5 тысячи – уходят в бюджеты и на пенсионную систему. Остается 8,5 тысячи долларов per capita. Но это еще не все. Также нужно вычесть из первоначальной суммы не менее 25% на накопление: обновление основных фондов, инфраструктуры. Ибо иначе мы сдохнем от износа и отсталости. То есть, еще три тысячи долларов – минус. В итоге на зарплаты остается в среднем 5,5 тысячи долларов в год. То бишь, в среднем – около 460 долларов в месяц. Учитывая то, что на самом деле работает в стране примерно половина граждан (отбавляем чистых пенсионеров и детей), нужно удвоить эту сумму – до 920 долларов в месяц. Столько сегодня примерно и составляет средняя месячная зарплата граждан РФ. (Подчеркиваю – это «в среднем по больнице»).

Этого мало, слишком мало для человеческой жизни! Это значит, что в основном заработки русских уходят на пропитание и на оплату жилья (ЖКХ). На качественную медицину, на курортный отдых, на спорт и увлечения, на хорошие книги, на доброе образование, на дорогие товары длительного пользования остается совершенный мизер. Не зря за рубеж отдыхать ездит не более 10% населения РФ. Продажа дорогих товаров в кредит ни черта не решает: это только отягощает заработки «расеян» долговыми платежами, разок кутнул «потребляйски» - потом годами расплачивайся. С такими мизерными заработками и речи быть не может быть о том, чтобы купить себе новое жилье (дом или квартиру) или завести троих детей. Ибо трое детей по эквиваленту семейных затрат – это один автомобиль в год как минимум. Значит, русские слишком бедны, чтобы заводить детей. А сегодня нужны не двое на семью (это только законсервирует полудохлое состояние нации и не уберет проблему содержания огромной доли стариков), а именно трое.

Таким образом, нынешний уровень ВВП обеспечивает:

- крайне недостаточный внутренний платежеспособный спрос на товары и услуги отечественных производителей, слабый домашний рынок;

- стабильное вымирание нации, стабильный рост доли старых и немощных при падении доли молодых и трудоспособных в населении;

- неотвратимое ухудшение качества жизни людей, ухудшение их здоровья и жизнеспособности;

- постоянное падение уровня образования и квалификации нашего народа.

Это – смертный приговор и стране, и ее народу.

ТРАТИТЬ ПРИДЕТСЯ БОЛЬШЕ!

А ведь для того, чтобы спастись, тратить государству придется объективно больше! Если брать только помощь молодым семьям на рождение троих детей, строительство нового жилья и увеличение объемов строительства инфраструктуры, то это – буквально еще один годовой бюджет РФ. А ведь нужно еще и заработки людей повышать. Как ни крути, а выходит, что ВВП РФ нужно нарастить как минимум в три раза.

Ликвидация коррупции, отпилов и откатов нужна, но положения это не спасет. Ведь воруют-то из все того же «пирога» в 15 тысяч долларов на душу населения. Нужно сам «пирог» сделать намного больше, а не только воровство пресечь.

А как увеличить «пирог» в принципе? Только одним способом – сделать РФ индустриально-научно-аграрной страной. Такой, какой был СССР. И даже лучше. Так, чтобы снова возникли десятки тысяч предприятий на месте тех, что были уничтожены после 1991 года в результате уродских неолиберально-монетаристских «реформ». И тут блок политического национализма с национализмом экономическим просто необходим. Иначе ничего не получится.

СОЮЗ ВМЕНЯЕМЫХ

Наша Партия дела – партия, по сути, экономического национализма. Мы не зря подчеркиваем, что не являемся либералами. Ибо последние в РФ – монетаристы и приверженцы деиндустриализации, с восторгом приветствующие вступление РФ в ВТО. А мы – прагматики и адепты новой индустриализации, и хорошо знаем: чтобы провести неоидустриализацию, нужно пойти наперекор клиническому либерализму. То есть, отказаться от монетаристских догм, ввести «анти-ВТО-шный», разумный протекционизм, развивать внутренний рынок, научить государство разумной и активной поддержке промышленности. Эти принципы и идеи достаточно подробно изложены в нашей с Константином Бабкиным книге «Агония или рассвет?» Мы хорошо ведаем, что иначе не поднять тысяч новых заводов, фабрик, агрокомплексов, научно-производственных фирм. Ибо только они дадут прирост ВВП в разы, лишь они способны обеспечить людям вдвое-втрое большие заработки. Более того, только резкое наращивание промышленности даст возможность снизить налоги, одновременно увеличивая бюджетные поступления за счет роста деловой активности. А для этого необходим разумный протекционизм.

Вот тут у либералов случается истерика: «Вы хотите превратить нас в Северную Корею? Закрыться от всего мира? Караул!»

Насчет отечественных либералов у нас нет никаких иллюзий. Они уже давно невменяемы. Мы же обращаемся к тем, кто не лишился здравомыслия. Разумный протекционизм – вовсе не полный запрет на доступ в страну иностранных товаров. Нет, они будут – но только с добавкой к цене в виде таможенных пошлин. Причем достаточно высоких. Как в Китае до 2001 года, как и во многих других странах, в коих магазины ломились от товаров до всякого вступления в ВТО. Мы требуем не каких-то привилегий и тепличных условий, а исключительно РАВНЫХ условий конкуренции с иностранными производителями. Не в последнюю очередь именно таможенные барьеры должны уравнивать условия конкуренции.

Во-первых, протекционистский барьер должен сбалансировать наше природно-климатическое неравенство. Вряд ли кто-то будет спорить с тем, что основная масса товаров (и продовольствия) мира, прущая сейчас на русский рынок, производится в очень теплом и мягком климате. Там не знают ни трескучих морозов России, ни ее вечной мерзлоты, ни чудовищных расстояний, которые приходится преодолевать русским промышленникам. Причем преодолевать не на дешевом морском транспорте, а посуху, что намного дороже. Нам приходится тратить уйму денег просто на отопление предприятий. Так что без уравнения условий с помощью протекционизма у нас изначально будет уничтожено все производительное.

Не верите нам? Прочитайте замечательный отрывок из националиста-монархиста Ивана Солоневича (писано в конце 1940-х).

«…Территория САСШ (Северо-Американские Соединенные Штаты, старое написание США – М.К.) охраняется от всякого нашествия двумя океанами. Она представляет собой опрокинутый треугольник «Миссисипи-Миссури со всеми его притоками». САСШ не имеют ни одной замерзающей гавани. Их северная граница имеет среднюю температуру Киевской губернии. Их естественные богатства огромны и расположены в самых старых областях страны.

Россия ни от каких нашествий не охранена ничем. Ее реки упираются или в Ледовитый океан, или в Каспийский тупик, или в днепровские пороги. Россия не имеет, собственно, ни одной незамерзающей гавани – единственное государство мира, отрезанное от морей не только географией и историей, но даже и климатом. (Единственная незамерзающая гавань России – это труднодоступный Мурманск, ловящий последние струи теплого Гольфстрима – М.К.) Замерзающие реки и моря заставляли русский торговый флот бездействовать в течение трех-шести месяцев в году – и одно это уже ставило наш морской и речной транспорт в чрезвычайно невыгодные условия по сравнению со ВСЕМИ остальными странами мира. Половина территории России (48 процентов) находится в области вечной мерзлоты. (Солоневич писал о настоящей России – Империи, Советском Союзе. Сейчас, в урезанной и кастрированной Россиянии-Эрефии на долю вечной мерзлоты приходится все 70 процентов территории – М.К.)

Естественные богатства России, как и ее реки, расположены, так сказать, издевательски: в центре страны нет вообще ничего. Там, где есть уголь – нет руды, и где есть руда – там нет угля. В Кривом Роге есть руда, но нет угля, в Кузбассе есть уголь, но нет руды. Пока Урал работал на древесном угле, Россия вывозила лучшее в мире железо. Когда истребление лесов и прогресс техники потребовали соседства угля и руды, то русская промышленность оказалась в заколдованном кругу. Для того, чтобы «освободить» Донбасс, нужно было покончить с кочевниками. Когда с ними было покончено – нужны были железные дороги – чтобы возить руду в Донбасс или уголь – в Кривой Рог. Для железных дорог нужно железо. Для железа нужны железные дороги. Эта проблема до сих пор не решена экономически: да, можно возить руду с Урала в Кузбасс и – встречными маршрутами – уголь из Кузбасса на Урал – но сколько это стоит?

Золото, нефть, уголь и руда разбросаны у нас по окраинам страны. В ее центре нет, собственно, ничего. В Германии, Англии и Соединенных Штатах все это расположено в центрах и рядом. Рур, Пенсильвания, Бирмингем. Для транспорта всего этого имеются незамерзающие реки и незамерзающие порты. Есть и незамерзающая земля: строительный сезон в средней Германии равен десяти месяцам в году, а в Южной России – пяти-шести месяцам, и в северной – только трем. Советы пытались удлинить этот сезон так называемыми «тепляками», дощатыми футлярами над строящимися зданиями. Технически это оказалось выполнимо, экономически – не под силу.

И даже в нашем сельском хозяйстве, традиционном промысле Святой Руси, не все обстоит благополучно: чернозем страдает от засухи, достаточное количество влаги получает только северный суглинок. Отсюда еще одно парадоксальное обстоятельство: на нашем тощем севере сельское хозяйство оказывается рентабельнее, чем на нашем жирном юге.

Исходное ядро русской государственности выросло в географических условиях, которые не давали абсолютно никаких предпосылок для какого бы то ни было роста. Москва не имела никаких «естественных богатств», если не считать леса, который давал пушнину и в котором можно было кое-как спрятаться от татарских орд… Москва не имела даже и пахотной земли: хлеб доставлялся из-за Оки, из «Дикого поля», уже совершенно открытого кочевым набегам.

История Америки повествует о благоговейном изумлении, которое охватило первых переселенцев… Джон Смит писал: «Никогда еще и небо и земля не были так согласны в создании места для человеческого жительства». Действительно: мягкий климат, плодородная земля, обилие леса и дичи, незамерзающее море с обилием рыбы, возможность почти любой сельскохозяйственной культуры умеренного климата, лесные промыслы, которые давали сырье для судостроения, гавани… - и никаких нашествий. Индейцы без боя отступали вглубь страны, поставляя оттуда меха для дальнейшего товарооборота. Это была, действительно, «Господа Бога собственная страна». Что было в Москве? Тощий суглинок, маленькая Москва-река, суровый климат, ближайшие моря отрезаны со се сторон, и из-за Оки, с «Дикого поля» - непрерывная, всегдашняя, вечно нависающая угроза смертоносного татарского набега.

Если в Северной Америке «небо и земля», действительно, как будто сговорились в «создании места для человеческого жительства», то в России и небо, и земля, и климат, и география, и история, и политика как будто сговорились, чтобы поставить народ в казалось бы совершенно безвыходное положение: а ну-ка, попробуйте!»

Таким образом, наши требования разумного протекционизма (иначе – экономического национализма) есть черта исключительного здравомыслия. И это роднит нас не с полоумными либералами, готовыми открывать наш рынок настежь любой ценой, из неких «святых принципов вхождения в семью цивилизованных народов», а с националистами. Да, чтобы не было никаких вопросов: нынешняя власть придерживается в экономике того же либерального бреда, что и либеральная «оппозиция». Потому они обе нам крайне чужды. Власть 20 лет делает все, чтобы в стране не существовало никакого производства.

ТРЕБУЕМ РАВНЫХ УСЛОВИЙ, ЧЕРТ ВОЗЬМИ!

Но природно-климатический фактор – не единственный в ряду тех обстоятельств, что побуждают нас требовать протекционизма/экономического национализма. И по другим показателям русские промышленники и аграрии находятся в намного худших условиях по сравнению с заграничными конкурентами.

Второй момент: наш промышленник и близко не имеет той массированной государственной поддержки, что обыденна для промышленников США, Канады, Китая, Германии. В нашей книге «Агония или рассвет?» мы на наглядных примерах показываем, как тамошние государства вливают государственные средства в свой реальный сектор по множеству каналов. Тут вам и льготная поддержка экспорта, и система дотаций своим крестьянам на покупку техники и ведение хозяйства, и огромные налоговые льготы предприятиям на модернизацию. Ничего этого мы в РФ не имеем и близко. И если западное сельское хозяйство на десятки процентов имеет дотации от государства, если весь объем господдержки аграриев огромной Российской Федерации сравним с аналогичными расходами маленькой Швейцарии – о чем речь? Наш реальный сектор в таких условиях будет просто сметен.

Так что либо вводите таможенно-протекционистские барьеры, либо давайте русскому реальному, несырьевому сектору те же объемы господдержки, что и у иностранцев. И никакой Северной Кореи!

Третий момент. Во все времена построение успешной национальной промышленности начиналось с введения простого, как кирпич, принципа: введения высоких пошлин на вывоз необработанного сырья и крайне низких – на экспорт готовых изделий. Только на таких условиях удавалось привлечь капиталы в глубокую переработку сырья на своей территории. И свои, и иностранные.

Четвертое. Господа, сегодня нужно выбирать: либо вы в погоне за «интересами потребителя» откажетесь от экономического национализма (протекционизма) и превратите в безработных 80% народа, либо начнете процесс восстановления жизнеспособности нации, обеспечив ее рабочими местами в поднимающейся промышленности. Так что либо «потребительский рай» для кретинов с последующей национальной кондрашкой, либо – новая индустриализация. Третьего сегодня не дано.

Мы – не либеральные витии, и потому скажем без обиняков. Если вы хотите солидных пособий на рождение детей, огромных трат государства на жилищное строительство для молодых русских семей, больших ассигнований на здравоохранение и учреждения для детей/молодежи, а также приличных зарплат для глав семейств, то придется выйти из ВТО и ввести протекционизм (экономический национализм). Так, чтобы по максимуму производить все в стране с максимальной же добавленной стоимостью. Если же вы хотите членства в ВТО и самых низких пошлин на ввоз импорта, вы получите горы дешевых заграничных тачек, шмоток и гаджетов. Вот только у русских будет от силы по полтора ребенка на семью. И тогда к середине века нас останется 70 миллионов, и города наши станут оглашаться криками муэдзинов с минаретов.

Выбирайте!

БЛОК НАЦИОНАЛИЗМОВ

Именно здесь и появляется возможность блока нас, экономических националистов, с националистами политическими.

Националисты хотят возрождения русских? Они признают то, что с нынешней экономической базой это невозможно? Что нужно в разы увеличить и ВВП, и затраты государства на вложения в поддержку молодых семей, в огромную инфраструктуру воспитания и обучения молодежи, в аналоги тех систем, что были в СССР и Германии тридцатых годов? Мы же, как и националисты, хотим роста благосостояния нашего народа: это расширяет внутренний рынок. Тогда очень естествен блок между нашими национализмами. Совпадение интересов есть, и очень большое.

Мы, люди Партии дела, не можем опереться ни на нынешнюю власть (она нас просто истребляет), ни на либеральную «оппозицию». Казалось бы, несырьевой русский индустриальный капитал должен пользоваться полной поддержкой российских либералов. Но тут, увы, случай действительно клинический. Доморощенные либералы действительно любят поговорить о свободе предпринимательства и об интересах бизнеса, но на самом деле это – только слова. Расейский либерал ничего не знает (или знает крайне мало) ни о реальной экономической практике в странах столь любимого им Запада, ни о природно-географических факторах России, ни о производстве вообще. А чего вы хотите от этих детей асфальтовых джунглей, выросших в искусственной среде больших городов и никогда в жизни не занимавшихся производством чего-либо материального? У них мозги атрофированы, нет понимания простейших причинно-следственных связей. Экономика для таких существ – чистая аристономия, счет денежных знаков. Абстракция.

Эрэфианский (украинский и т.д.) либерал вообще не хочет заниматься реальной экономикой, понеже это скучно, буднично и грязно. Он вообще никогда не имел дело с каким-либо несырьевым производством. Наши либералы вообще не понимают простой вещи: что свободные выборы и народовластие, политическая конкуренция, независимый суд и гражданское общество могут существовать только в стране, где есть развитые промышленность и сельское хозяйство. Что в сырьевом краю ничего этого жить не может.

Вместо систематических знаний в голове у российского либерала – скудный набор идеологических клише. Примерно такой: «Наша промышленность – неконкурентоспособный «совок». Ее нужно вообще закрыть и продавать на Запад сырье, покупая товары за рубежом в интересах потребителя. Чтобы быть передовым, нужно открыться миру, отказаться от протекционизма и вводить демократию – и тогда к нам потекут капиталы. Главное – войти в Европу, в ВТО или в семью цивилизованных народов, ради чего можно идти на бесконечные уступки и жертвы. Ибо наш народ – отсталые «совки» и азиатчина, и ничего он своими руками делать не может органически…»

Либералы с упорством идиотов твердят: «Российские производители неконкурентоспособны!». Они в упор не замечают того, что конкурентоспособность успешных иностранных корпораций лишь наполовину обеспечивается самими корпорациями. Вторая половина – это разумная экономическая политика тамошних государств, богатая палитра мер государственной поддержки успешных корпораций, эффективный госаппарат, неворующие чиновники, отлично работающие суды, огромные вложения государства в инфраструктуру и человеческий капитал. Образно говоря, тут соперники русских промышленников – тренированные ребята с обоими здоровыми легкими. А у нас – одно легкое вырезано, мышцы – атрофированы от бескормицы. Либералы, зовущие нас на равных биться с отборной ратью мощных корпораций, для нас – зашоренные догматики.

Бороться с этими шизофрениками мы устали. Мы просто считаем их совершенно лишним политическим балластом, безмерно далеким от жизненных потребностей и народа, и национального производителя.

Но если российский либерализм безнадежен, то сам собой напрашивается альянс «люди дела – националисты».

Одно только замечание: нас устраивают только нелиберальные националисты. Лишь те из них, кто обладает здравым смыслом, разделяет нашу ненависть к монетаризму и «реформам» гайдаро-чубайсовского толка. Только те, кто не приемлет ВТО и не выступает за раздел Российской Федерации во имя каких-то своих химер. Ибо, к сожалению, сегодня появились такие «националисты», которые – только те же либералы с бредом 90-х, немного прикрытые националистической риторикой. Мы прекрасно осознаем ценность единой страны, с единым судом и единым экономическим пространством. Нам не нужны спятившие, призывающие к развалу РФ на кучу «независимых» регионов, где каждый – сам себе царь. Мы слишком хорошо знаем, чем это кончится – кучей криминальных «суверенностей», кучей мини-диктаторских, сырьевых режимов.

Потому блок между великодержавными националистами-интегристами и нами (национальным несырьевым промкапиталом) – веление времени. Рано или поздно нынешний режим разрушится под гнетом собственной управленческой бездарности и под ударами глобального кризиса. А дальше в РФ начнется борьба за власть. И вот тут нужно ее выиграть. Лучше – в блоке.

Максим Калашниковчлен Федерального совета Партии дела

Вы здесь: Главная Информация 2012 год О смычке двух национализмов