За нашу Советскую Родину!

Пролетарии всех стран, соединяйтесь !

Всесоюзная Коммунистическая Партия Большевиков

Северо-Кавказское Бюро ЦК ВКПБ

14 февраля 1956 г. – Открылся XX съезд КПСС, на котором выступил Н.С. Хрущёв с докладом « О культе личности», положивший начало антисталинской компании и реставрации капитализма в СССР.

 

2019 ГОД - 140-ЛЕТИЕ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ

ИОСИФА ВИССАРИОНОВИЧА СТАЛИНА

 

КРАСОТА, РАЗРУШАЮЩАЯ МИР ДО ОСНОВАНИЯ

 

Владимир Рябов

Козьма Прутков, будучи коллективным псевдонимом нескольких писателей, из застойной первой половины XIXвека оставил нам в застойной второй половине ХХ века известный афоризм: «Если хочешь быть красивым, запишись в гусары». Во времена горбачевской перестройки коллективный образ Козьмы Пруткова, олицетворявший настроения писателя-чиновника, всплывал на все телеэкраны, «зажигая» общественность неотразимостью своих афоризмов. Для усиления воздействия на зрителя обширную аудиторию стали убеждать утверждением Ф. Достоевского: «Красота спасет мир», придавая ему почти научное звучание. Это превращало фразу князя Мышкина из «Идиота» в значение идола, перед которым открывались все телеканалы. Но на деле, явившаяся в мир «красота» оказалась всего лишь крапленой картой финансовых мошенников. А финансовых мошенников оказалось так много, что с некоторыми «красавцами», типа Уильяма Браудера, никакой суд развести так и не может.

На деле за притягательными свойствами русской красоты западный телевизионный взгляд быстро замечал не только необъятную ширь русских просторов, но и не менее необъятные национальные богатствароссийских ресурсов. Такие ресурсные богатства больше всего очаровывали взгляды финансовых воротил Запада, вызывая у них головокружение от возможности управления огромной ресурсной базой, дающей ключи к управлению всем миром. То есть, ресурсная красота России очаровывала в силу своей способности спасти весь жадный до собственности мир Капитала. В этой ситуации отечественному олигархату и его покровителям ничего другого не остается, как продолжать являться в этот мир в качестве если не «красоты», то очень щедрой благотворительности.

Но, как известно, Россия является социальным государством, в котором национальные богатства должны конституционно реализоваться в духе справедливости в целях обеспечения каждому достойного существования. Что в реальности никак не просматривается в разнице получаемого дохода самых богатых и самых бедных слоев населения. И тогда внутренняя красота главного героя произведения Достоевского, в образ которого с большой душевной красотой современного князя Мышкина рядятся российские толстосумы, никак не может раскрыться в своей бескорыстности и спасти многих жителей России от крайней нищеты, что их превращает, как и в повествовании Достоевского, в абсолютно беспомощный и глупый образ.

Когда же туман от утверждений отечественных политиков в правильности распределения доходов и вообще в росте экономики рассеивается, на политической арене возник новый запрос на современный экономический идол, созвучный времени и настроениям российского чиновника. И такой идеал не заставил себя долго ждать, возникнув в красивом переплете «Всеобщей организационной науки» под авторством А. Богданова (А. Малиновского). На этот раз гусарская удаль бравых политиков оказалась способной преодолевать все лабиринты научной мысли, подбирая там необходимые ответы и правильные выводы, ибо багаж «организационной науки» оказался необъятным.

Еще в начале ХХ века весьма противоречивый революционер А. Богданов разработал общую концепцию перестроечных процессов, которые по своей сути больше всего напоминали гусарскую (русскую) рулетку. Что и проявилось, в конечном счете, на личном рабочем месте директора института переливания крови, который Богданов занимал последние годы жизни. Разработчик концепции перестроечных процессов «определил» себя иммунным к туберкулезу, поэтому смело шагнул к обмену кровью с больным туберкулезом, будучи уверенным в полной безопасности проводимого опыта. Всеобщая организационная наука ему не помогла. Одолевший ученого прогноз вылечивания больного туберкулезом оказался гусарской рулеткой. Переливание крови обернулось смертельной инъекцией, после чего Богданов мучительно заболел и скончался.

На основе дальнейшего использования трудов бывшего директора института переливания крови аналогичные экономические инъекции стали применять и к Советскому Союзу, ориентируясь на концепцию его перестроечных процессов. После чего начался столь же мучительный процесс распада страны, который не заканчивается развалом СССР, а только набирает силу уже в развале современной России.

            Нельзя сказать, что в Советском Союзе анархичную концепцию перестроечных процессов Богданова не замечали. Эти выводы в 1952 году попали под резкую критику И.В. Сталина, когда возникли трудности в создании нового учебника Политической экономии и споры перешли в открытую печать. В своей работе «Экономические проблемы развития социализма в СССР» Сталин основной огонь критики сосредоточил на Л. Ярошенко, являющегося ответственным за написание нового текста книги.

            В «Экономических проблемах развития социализма в СССР» суть проблем Сталин изложил в начале «характеристики экономических законов при социализме», где предупредил, что «законы политической экономии отражают закономерности процессов, совершающихся независимо от воли людей» и что «товарищи глубоко ошибаются», пытаясь «сформулировать», «создать новые законы» ибо законы, «которые издаются правительствами, создаются по воле людей и имеют лишь юридическую силу». Тем самым Сталин резко заявлял экономистам, типа Ярошенко, что от них «разит хлестаковщиной», застывшей на уровне рассуждений «Экономики переходного периода» Бухарина. Нельзя не вспомнить, что в 80 – 90 -е годы ХХ века «Экономика переходного периода» стала настольной книгой Е. Гайдара.

            Основной удар критики по Ярошенко был сосредоточен на его выводе – «свести проблему Политической экономии социализма к задаче рациональной организации производительных сил», что на деле, - говорил Сталин, - оборачивается «Всеобщей организационной наукой» Богданова. «Тов-щу Ярошенко, - продолжал Сталин, - очевидно, не нравится ленинская формула (Коммунизм есть советская власть плюс электрификация всей страны») и он заменяет её своей собственной самодельной формулой «Коммунизм – это высшая научная организация производительных сил в общественном производстве». Из этого вывода следовало только одно: Ярошенко пытается научными терминами подменить ленинские средства в достижении главной цели – коммунизма. «На самом деле, - говорил Сталин, - он делает то, что проповедовал Бухарин и против чего выступал Ленин».

            Нынешние «Майские указы» В. Путина, переименованные в «Национальные проекты», во всем повторяют попытку Ярошенко «свести проблему Политической экономии капитализма к задаче рациональной организации производительных сил». Что по своему характеру дальше выработки очередных юридических законов продвинуть дело не способно. Как показали прозвучавшие цифры на последней пресс-конференция Путина 20.12.2018г., производительность труда если не в минусе, то не вылезает в плюс выше цифры в 1%.

            А ведь если изучить материалы Великого Октября и последующее отстаивание социалистических завоеваний революции, то мы увидим, прежде всего, борьбу за повышение производительности труда, как главное направление революции. Поскольку все последующие победы как на трудовом, так и на военном фронтах достигались на основе высочайшей производительности труда, обеспечившей стране как лучшее вооружение, так и передовую технику для рабочих. «Производительность труда, - говорил Ленин, - это, в последнем счете, самое важное, самое главное для победы нового общественного строя. Капитализм может быть окончательно побежден и будет окончательно побежден тем, что социализм создаст новую, гораздо более высокую производительность труда»». (Ленин, ПСС, 4 издание, т.29, с.394)

            Говоря языком Ленина, «Надо уметь найти в каждый момент то особое звено цепи, за которое надо всеми силами ухватиться, чтобы удержать всю цепь и подготовить прочно переход к следующему звену» (Ленин. ПСС, т.27, с.82). В любом сложном деле, как и в Политической экономии, нужно было найти то звено в цепи экономических проблем в СССР, взявшись за которое можно было вытащить всю цепь проблем.

            Что же это было за звено, о котором не ведали создатели учебника Политической экономии и о котором умалчивал Сталин?

            Таким звеном являлась – прибыль! Прибыль, которая ещё не рассматривалась в экономике социализма, поскольку, согласно Марксу, опиралась на прибавочную стоимость. Но к 50-м годам социализм уже окреп настолько, что прибыль следовало рассмотреть со всех сторон в социалистическом варианте экономики.

            Если с первых лет советской власти прибыль, сначала в России, а потом – в СССР, шла на расширенное воспроизводство, выделяя какие-то средства на строительство жилья, выдаваемого бесплатно, частично медицинские услуги и народное образование, то к 50-м годам стали понижаться цены на потребительские товары. А за счет понижения цен стал расти жизненный уровень подавляющего большинства населения в СССР и это обстоятельство требовало своего обоснования. Причем, денежное обращение оставалось только в торговле потребительскими товарами, остальные проплаты проходили по безналичному расчету. И получалось так, что чем более будут понижаться цены на товары в магазинах для населения, тем больше их значение будет приближаться к нулю, что станет системой отмирания денежной системы. А отмирание денежной системы является условием отмирания классов и классовой борьбы, что становится условием построения коммунизма. То есть, средства построения коммунизма в экономике обозначились уже не прибавочной стоимостью, а сознательной производительностью труда и этому явлению нужно было дать научное обоснование.

            Поэтому, каким образом при социализме следует развивать прибыль?

            Прибыль при социализме формируется за счет «второй программы партии», оглашенной Лениным наVIII съезде Советов в декабре 1920 года и дословно обозначавшей «электрификацию всей страны», поскольку первая программа партии обозначала «Советскую власть».

            Суть двух программ партии, необходимых для строительства коммунизма, Ленин объяснил так: «У нас есть программа партии, в книжке менее толстой (чем план ГОЭЛРО), но в высшей степени ценной. Это есть программа политическая. Это есть перечень наших заданий, это есть разъяснение отношений между классами и массами. Но надо также помнить, что пора на эту дорогу выступать в действительности и измерить её практические результаты. Наша программа партии не может оставаться только программой партии. Она должна превратиться в программу нашего хозяйственного строительства, иначе она негодна и как программа партии. Она должна дополниться второй программой партии, планом работ по восстановлению всего народного хозяйства и доведению его до современной технике. Без плана электрификации мы перейти к действительному строительству не можем». (ПСС, 4-е издание, т.31, с.482).

            Касаясь сути второй программы партии Ленин характеризовал её так: «Эта программа партии не будет так неизменна, как наша настоящая программа, подлежащая изменению только не съездах партии. Нет, эта программа каждый день, в каждой мастерской, в каждой волости будет улучшаться, разрабатываться, совершенствоваться и видоизменяться. Она нам нужна как первый набросок, который перед всей Россией встанет, как великий хозяйственный план, рассчитанный не менее чем на десять лет и показывающий, как перевести Россию на настоящую хозяйственную базу, необходимую для коммунизма». (ПСС, 4-е издание, т.31, с.483).

Вторая программа партии по сути дела обозначала постоянное повышение производительности труда на инициативе снизу, т.е., «в каждой мастерской, в каждой волости» такая инициатива должна проявляться и она там зарождалась. Поскольку производительность труда Ленин, поставил на место самого важного, самого главного условия для победы нового общественного строя.

            Собственно, это-то сознательное повышение производительности труда при социализме и заменило место прибавочной стоимости при капитализме, установленную ещё Марксом. Ведь не могли трудовые массы, владея властью, эксплуатировать сами себя «кнутом и пряником». Поэтому их рабочие мастерские и целые волости (районы) превращались в дискуссионные клубы по наращиванию темпов роста производительности труда. Плановые органы области, а затем и государственного уровня должны были прислушиваться к вносимым предложениям и включать их в перспективное планирование. Госплан и Госбанк становились составной частью контроля общего плана и общих затрат, из которых складывалась вся политика ценообразования и прибыли. Они просчитывали в намеченных планах себестоимость выпускаемой продукции, определяли перспективу получаемой прибыли и устанавливали пути реализации этой прибыли.

            Что же из себя представляла экономическая база ленинской электрификации?

            Суть ленинской электрификации была изложена первым наркомом финансов в правительстве Ленина и последним переводчиком «Капитала» Маркса на русский язык – И.И. Скворцовым-Степановым. Книга называлась «Электрификация РСФСР в связи с переходной фазой мирового хозяйства», была выпущена в начале 1922 года. И сводилась вся электрификация к одному общему знаменателю – топливу, т.е. «черному золоту». Из книги следовало, что армия Труда способна развивать свою экономику на «черном золоте», в то время как армия Капитала может развиваться только на обычном золоте из металла, используя её эквивалент из денежной системы в качестве посредника для извлечения прибавочной стоимости и прибыли как таковой. В середине апреля 1922 года Ленин дал наивысшую оценку этой книге, поскольку она раскрывала методику повышения производительности труда в малограмотной стране, чем показывала действие всей экономической базы ленинской электрификации и её силу. И «черным золотом» уже распоряжался победивший класс армии Труда.

            К началу 50-х годов ХХ века советская экономика показывала наивысшие в мире темпы повышения производительности труда, армия Труда их активно поддерживала, четко улавливая этапы побед над армией Капитала. Наивысшая производительность труда ярче всего проявлялась в Стахановском методе работы, где экономия топлива от сверхнормативной выработки угля превышала десятки раз. Кроме того, шахтер Алексей Стаханов сам выдавал нагора уголь, превышающий сменную норму в четырнадцать раз. И хотя метод боковой вырубки угля Стаханова был более трудоемкий, чем при обычном прямолинейном натиске шахтерского отбойного молотка на стену угля, тем не менее, шахтеры поддержали стахановский метод, в то время, как в зарплате только у Стаханова оплачивались все нормы выданного стране угля. Почему же трудоемкий метод Стаханова поддержали другие шахтеры за обычную зарплату?

            Другие шахтеры на собственном опыте видели то, как на них сказывается повышение их производительного труда: улучшались условия труда за счет внедрения новой техники, повышался жизненный уровень за счет постоянного строительства жилья, за счет доступности медицинского обслуживания и улучшения уровня образования развивалась семья, как мельчайшая ячейка общества. Политика понижения цен на потребительские товары напрямую свидетельствовала о заботе и повышении жизненного уровня населения со стороны Советской власти. Собственно, Советская власть и была гарантом перераспределения прибыли в пользу армии Труда и движения к коммунизму.

            В 1952 году ко времени выхода работы Сталина «Политические проблемы развития социализма в СССР» в мире существовало две модели экономического развития. По темпам роста производительности труда лидировала социалистическая экономика в СССР, которую будет правильнее назвать «ресурсной», поскольку она учитывала в плановом развитии количество ресурсов, необходимых для решения поставленной правительством проблемы. Трудовые коллективы могли запрашивать в свои личные планы необходимое количество ресурсов, а не финансов, поскольку эти ресурсы принадлежали всей советской армии Труда. Эффективность использования этих ресурсов учитывалась по количеству сожженного на электростанциях топлива в расчете на производство установленной планом товарной массы. Чем меньше становились затраты «черного золота» на выработку необходимой электроэнергии для выполнения планового задания, тем выше росла производительность труда. Экономия «черного золота» и других ресурсов в процессе выполнения задания, утвержденного Госпланом, поддавалась всеобщему учету, позволяла банковской системе Госбанка СССР подсчитать прибыль, вытекающую из издержек производства (себестоимости), предоставляемых бухгалтериями этих производств. После чего появлялась цифра прибыли на каждом хозяйственном направлении производственного процесса, которая в сумме и давала ту общую прибыль, направляемую на дальнейшее расширенное воспроизводство и на повышение жизненного уровня населения.

            То есть, в ресурсной экономике социализма банковская система страны выполняет роль обратной связи, отслеживая цены на ресурсы и товары, а также затраты себестоимости выпуска продукции, чтобы потом, после выполнения плановых заданий определить прибыль в денежном выражении от экономии энергозатрат и снова деньги трансформировать в необходимые ресурсы для производства, медицинские и образовательные услуги для населения, а также в понижение цен на товары для широких масс. При этом основным звеном в таком процессе производств являлось первичное трудовое звено, берущее на себя повышенные планы производства работ, в расчете на потребляемые для производства ресурсы. Государство, как гарант Советской власти, запрашиваемые ресурсы выделяло. Соответственно, энергосбережение на каждом участке работ становилось критерием повышения производительности труда, превращая сэкономленное «черное золото» в прибыль на участке работ рассматриваемого трудового звена. В конечном счете, всё сэкономленное «черное золото» и другие ресурсы (металлы) давали Госбанку общую прибыль в денежном выражении от производительности труда.

При этом надо признать, что в такой экономике приоритет имеют ресурсы, а не их денежная составляющая, потому что из этих ресурсов армия Труда устанавливает для себя повышенные плановые задания, учитывая свои силы для их выполнения. И здесь бесполезно говорить о спросе и предложении на продукцию, которую планируют сами трудовые коллективы, ибо бессмысленный выпуск продукции, прикрываемый в 70-80-е годы чьё-то дополнительное финансирование, переполняло потребности населения и не находило дальнейшего спроса, при стахановском методе не находило применения, поскольку не одна бригада не бралась производить ненужную продукцию, понимая, что станет насмешкой для всех соседей по трудовой цепочке.

            Подсчеты затрат «черного золота» в городах трудовые коллективы могли проверить на работе тепловых электростанций (ТЭС), с которой использовали определенное количество киловатт на производство плановой продукции. А уже в каждом киловатте выработанной энергии любой ТЭС была известна доля затрат в процентах «черного золота», экономия которого и становилась критерием производительности труда. В сельской местности «черное золото» заливалось в бензобаки тракторов и комбайнов, что позволяло любому механизатору назвать количество сожженного топлива на ту или иную продукцию, как на посадку, так и на сбор урожая. Учет машинной техники и топлива на селе осуществлялся на машинно-тракторных станциях (МТС). Поэтому можно было подсчитать через бухгалтерию МТС – какое количество «черного золота» было затрачено на каждую тонну выращенной продукции и рассматривать дальнейшие планы повышения производительности труда, опять же через снижение затрат топлива на ту или иную продукцию. То есть «черное золото» становилось передовой формой товарообмена. И «черное золото» напрямую вытесняло денежную составляющую из процесса производства, оставляя ей корректирующую роль, пока существовала необходимость устанавливать цены на потребительские товары в магазинах.

Разумеется, армия Капитала не могла равнодушно смотреть на то, как в СССР функционирует социалистическая экономика и как распределяется прибыль. На исходе Великой Отечественной войны 1941-1945 г. банковский капитал США предложил свою «Вторую программу Капитала» в эпоху империализма.Финансовый капитал Запада, ведомый банковской системой США, подчинил себе торговлю энергоресурсов на доллары, благодаря итогам Бреттон-Вудской конференции состоявшейся в 1944 году и англо-американским нефтяным компаниям, контролировавшим на исходе войны почти все нефтяные источники в колониях. Но чего оказалось явно недостаточно. Рассчитывать на победу и создание мирового правительства на работе печатного станка ФРС, без экономического подчинения всей остальной ресурсной базы, явилось мероприятием крайне преждевременным. Что потом и показали финансовые кризисы. Это вынуждает современный империализм использовать профашистские режимы в зависимых странах и прибегать к услугам даже группировок террористов, лишь бы прибрать к рукам все остатки мировых ресурсов. Отчего современный мир приобретает значение хрущевско-брежневского реформирования в местах лишения свободы, превращая недовольных в развивающемся мире в настоящие зверинцы с «общаком» во главе.

           Тем не менее, финансовая система США, ведомая печатным станком ФРС по производству долларов, стремится подчинить себе весь мир, вынуждая всех платить налоги за использование долларов в обороте «черного золота», так и других ресурсов. Но армия Капитала не способна поднимать производительность труда на инициативе снизу, потому что её рычагами управления являются денежные системы, в которых сильный поедает слабого и которые без кризисов не существуют, а желание избавиться от кризисов толкает империализм к оккупации всех мировых ресурсов, в надежде таким способом заполучить в свои руки рычаги управления миром.

Запущенная армией Капитала идея о том, что экономика капитализма управляется золото-валютными резервами банковских систем, на деле представляет собой иллюзию. Золото было не способно компенсировать вновь создаваемое количество товарных масс, поэтому его просто разворовали наиболее сильные воротилы мира сего, а денежные валютные резервы не могли даже справиться с торговлей на фондовом рынке, поскольку полностью подвластны стихии рынка по извлечению наибольшей прибыли и в этом увлечении откровенно теряли головы. Все проблемы с финансами пытались решать по безналичному расчету, но проблемы уходили в стагнацию рынка и перерастали в последующие мировые кризисы.

            Поэтому, возвращаясь к проблемам создания учебника Политической экономии в СССР, надо признать, что в ту пору только руководитель Спецпроекта №2 – Маленков Г.М, отвечающий во время войны за советское самолетостроение, а после войны за реактивную и ракетную технику, был способен оценить работу ресурсной экономики как основы Политической экономии в СССР и он, обладая фундаментальными знаниями, был способен оценить ученых и расставить их на те посты, с которых они создали ракетный щит страны. Руководитель Спецпроекта №1 – Берия Л.П., отвечавший за создание ядерного щита в СССР, был убит при аресте 26 июня 1953 года командой Хрущева, рвавшейся к денежным рычагам в экономике и по сути дела затоптавшей на политическом поле Маленкова, мешавшего денежным реформам.

            Перевод Хрущевым экономической базы страны с ресурсной системы на денежную сразу же оставил в стороне основную производительную силу страны, рабочий класс, который был исключен из принятия плановых обязательств по повышению производительности труда. Соответственно, сама производительность труда как бы повисла в воздухе, поскольку её стали заменять количеством новой внедренной техники. То есть, производительность труда переложили на научные институты, которые внедрением новой техники должны были своевременно решать эти вопросы. То есть, закономерно всплыли идеи Богданова и Ярошенко. Что по самой сути дела было невозможно. Такая система существовала и при капитализме, но вывести из кризисов экономику была не способна. Поэтому советская партократия ударились в гигантские стройки в надежде дать большие объемы выполнения плановых заданий, а это уже превратилось в долгострой с сопутствующим застоем экономики.

            По мере того, как денежные выражения планирования набирали силу, во многих регионах СССР поднимал голову национализм, требовавший себе дополнительные привилегии, особенно в части финансирования. Среда чиновников стала основной в решении плановых вопросов и в распределении «планируемой» прибыли, которая быстро сошла на нет. Поэтому пробивавший себе дорогу национализм требовал своим регионам более высокое обеспечение, что закономерно вело к конфликтам и разрушало СССР.

            После отстранения от руководства страной Маленкова Г.М., руководство ЦК КПСС, подобранное Хрущевым, представляло собой ту самую «хлестаковщину», о которой предупреждал И.В. Сталин. Хрущевская хлестаковщина очень любила деньги, поэтому быстро перевела прибыль при социализме на денежный эквивалент, что сразу же подкосило социализм, оторвав его от ресурсной базы и инициативы снизу, и это было главной причиной застоя в экономическом развитии и, как следствие, вело к разворовыванию народного достояния. Говоря языком политической экономии хрущевско-брежневская партократия проявила себя «неспособностью продолжить революцию перехода на новый экономический уклад жизни всего человечества, основанного на энергоресурсах как передовом способе товарообмена». (Андреева Н.А.).

            И было бы наивностью полагать, что от хрущевско-брежневской партократии можно было ожидать решения каких-либо экономических проблем в СССР. Эти люди рвались к деньгам, понимая под ними власть. Сменившие их перестроечники Горбачева рвались к власти, понимая под властью деньги, уже доминировавшие в экономике страны. А в общем-то, бесконечная вереница «хлестаковых» от ЦК КПСС, неустанно требовала денег на своё барское содержание, блистая при этом «неотразимой» красотой своих «научных» аргументов. Коллективный портрет авторов, под псевдонимом Козьма Прутков, именно так и создавал его портрет, зазывая единоверцев в бесстрашные гусары.

            В конечном счете, разудалые политики стали требовать «выкинуть» на свалку Великий Октябрь, сокращая и извращая значение Социалистической революции. А по сути дела они требовали «выкинуть» революцию в производительности труда, которая стояла за преобразованиями Великого Октября и которая показала свою жизнеспособность в годы тяжелых испытаний. Идеи избавиться от Великого Октября лишь в современном мире способны осенять только извращенные умы, которые кроме кнута и пряника в наращивании темпов производства ничего другого видеть не способны. Ибо смотрят на российские энергоресурсы точно так же, как их «американские партнеры» смотрят на ресурсы всего мира, находя общие интересы в офшорных зонах.

И хотя партократы очень любили деньги и капитализм, открыто ломать систему социализма в Советском Союзе они не могли. Для этого требовалась какая-то политическая структура, которая бы взяла такую роль на себя.

    Вот тут-то и проявил себя бывший заключенный А. Солженицын, протолкнув в печать свою повесть «Один день одного зэка», написанную ещё в 1959 году. Но «старшие товарищи» из ЦК КПСС автора поправили и повесть «Один день Ивана Денисовича» впервые была опубликовано в 1962 году в журнале «Новый мир». Повесть принесла Солженицыну мировую известность и, по мнению исследователей, повлияла не только на литературу, но и на историю СССР. Хрущев увидел в Солженицыне соратника, который был способен приписать Сталину собственные недостатки.

Автор повести смог поднять на высоту ощутимой жалости лагерную тоску заключенных, не ужившихся в Красной Армии, воевавшей с гитлеровским фашизмом. Либеральная интеллигенция, остро чувствовавшая «запах» денег, принялась создавать «внутреннюю красоту» духовного мира Солженицына в духе Достоевского. Повесть позволила Солженицыну собрать материалы лагерной жизни, которых у либеральной интеллигенции, не любившей трудиться или откровенно ссорившейся с советской властью, было предостаточно. В результате образ «Ивана Денисовича». стал пьедесталом для «Архипелага ГУЛАГа».

Зачем же Солженицыну понадобился «Архипелаг ГУЛАГ»? «Архипелаг ГУЛАГ» был нужен не Солженицыну, а Западу в противостоянии с Советским Союзом. Солженицын использовал материалы ярого антисоветчика Пола Андерсона и организации русских студентов ИМКА (образована в России в 1900 году, с 1917 года перебравшаяся на Запад), имевшая протестантское направление. После чего наносился удар по Сталину, другими авторами, сотрудничавшими с британской разведкой, последователями Солженицына, приравнивавшего Сталина к Гитлеру. Без таких «выводов» Запад не смог бы развалить мощную экономику Советского Союза.

И как покажет время, Западу нужны были фашиствующие элементы в России, которые были способны действовать по сценарию расстрела Дома Советов в Москве в октябре 1993 года. На политическую сцену России вышли такие силы как Народно-трудовой союз (НТС) солидаристов, начавших открыто распространять свой журнал «Посев», требовавший реабилитации фашизма предателей – власовцев во время Великой Отечественной войны и продвигающий криминалитет из бывших заключенных в качестве столь необходимых капиталу в России на роль «судебных приставов», опиравшихся на организованную преступность. В конечном итоге, из «Архипелага Гулаг» нужно было сделать киевский «майдан» на всем постсоветском пространстве, во главе с фашиствующими режимами, действующими по указке из США.

Патриотическое мнение в России вынесло Солженицыну свой вердикт: «классик лжи и предательства». С ним связано известное выражение, что в Советском Союзе половина населения сидела в лагерях, а другая их охраняла, и на этом противостоянии социализм только и смог «строить» всю высокую производительность труда.

А ведь для истории ГУЛАГа не требовался заключенный со стажем, поскольку такая история была представлена в сталинское время в книге «Беломорско-Балтийский канал имени Сталина. История строительства» под редакцией М. Горького, Л. Авербаха, С. Фирина. В создании книги приняли участие все ведущие писатели 30-х годов и четко показали, что собой представлял ГУЛАГ той поры. Но надо помнить, что до формирования системы исправления трудом, начавшей функционировать в 30-е годы, в 20-е годы была решена проблема бездомных детей и их адаптации в общество. Система исправления в ГУЛАГе многое учитывала из предыдущего опыта исправления, поэтому книга показывала необходимость адаптации через труд заключенных каналоармейцев в обществе.

Резко выделялась из общей массы заключенных категория воров. Их паразитизм представлен в книге «Беломорско-Балтийский канал имени Сталина. История строительства» под редакцией М. Горького. И этот паразитизм пробивал себе дорогу, стремясь опрокинуть сложившиеся условия труда заключенных. И если у того же Солженицына воры ещё не доминируют «на зоне», а возле Ивана Денисовича ещё содержатся остатки духовности, «люди в лагере остаются людьми, помогают друг другу освоить науку выживания, поддерживают, как могут, слабого», позволявшей верить в заключенных из «лесных братьев» и «бендеровцев», то в год выхода его повести «Один день…» в 1962 году другой автор, Сергей Довлатов, служивший в охране Усть-Вымского лагеря на территории Коми, с 1962 года уже видел другие правила поведения, которые изложил в 1982 году в своей повести «Зона»:

«То, что я увидел, совершению меня потрясло…

Впервые я понял, что такое свобода, жестокость, насилие…

Я увидел человека, полностью низведенного до животного состояния.

…Мир, в который я попал, был ужасен. … В этом мире убивали за пачку чая.

В этом мире я увидел людей с кошмарным прошлым, отталкивающим настоящим и трагическим будущим…

Кругом происходили жуткие вещи. Люди превращались в зверей. Мы теряли человеческий облик.

Тут действовало нечто противоположное естественному отбору.

Происходил конфликт ужасного с еще более чудовищным. В штрафной изолятор попадали те, кого даже на особом режиме считали хулиганами...

- Всякую падаль охраняем!.. Сами хуже зеков!».

В начале 60-х годов ситуация в местах отбывания заключения изменилась. Власть «на зоне» перешла к ворам, а воры вводили систему своего «общака», как бы имитируя кассу взаимопомощи, на деле вводя свои порядки управления по денежной системе, в которой категория воров вынуждала всех платить дань, либо «опускала», т.е. калечила провинившихся, превращая их в тюремных проституток. Тюремная система 60-х ломала людей, выбивая из них всё человеческое. Воры приватизировали рабочее время заключенных в зоне, используя их труд в своих целях, вынуждая их вязать рыбацкие сети для браконьеров или производить различный ширпотреб, а иногда просто отрабатывать за себя, для чего понадобились жестокие меры устрашения. Тем самым была утрачена воспитательная роль труда, имевшая до конца 50-х годов первостепенное значение в местах лишения свободы, а на её место пришла уродливая власть денег как со стороны государства, так и со стороны воровского «общака». А говоря точнее, ворье перехватило у государства инициативу с производительностью труда у заключенных и поставили её на службу своим интересам. Либеральная интеллигенция звериную жестокость ворья «на зоне» незамедлительно списала на Сталина.

Такой опыт имел последствия. В 2018 году британская разведка осуществляет провокацию с «делом Скрипалей», поставив нынешнее руководство России в положение, сходное с ложью на Сталина, организованное Солженицыным. В том же 2018 году МОК (Международный олимпийский комитет) отстранил сборную команду России от участия в зимних Олимпийских играх в Южной Корее под предлогом снова организованных западными спецслужбами обвинений государственной системы допинга на Олимпийских играх 2014 года в Сочи. В этой связи нельзя не вспомнить скандал в США с предвыборной президентской кампанией 2016 года, в которой Россию обвинили и продолжают уже два года «фабриковать» подозрения во вмешательстве в выборы на стороне Д. Трампа. Складывается впечатление, что западные спецслужбы делают всё, чтобы о Россию «вытереть ноги», опираясь на способность всяких перебежчиков, использовать опыт клеветы Солженицына на Советский Союз, подставлять Россию под всевозможные санкции. Но если западным службистам и всевозможным предателям за их «труд» платят деньги, то в России на 100-летие Солженицына «классика лжи и предательства» продолжают заворачивать в «духовные наряды», создавая памятник «внутренней красоты» в центре Москвы. Это больше напоминает заявку на продолжение провокаций против России, поскольку на опыте лжи «Архипелага ГУЛАГ» можно в Россию вкатывать любую лож и выдвигать громкие обвинения, вынуждая откупаться национальными богатствами.

            На «Архипелаге ГУЛАГ» вырос бандитизм 90-х, выступивший в качестве организованной преступности в переделе собственности. Опираясь на уголовный мир ветераны 90-х распространили свое влияние на волю, подчинив себе молодежные группировки, вынуждая их жить по уголовным правилам. Под лозунгом: «Жизнь ворам – смерть ментам», старшие вымогают деньги у своих младших соплеменников, создают общаки для передачи «на зону» продуктов, сигарет или денег. Появилась «своя» субкультура, принявшая форму аббревиатуры АУЕ (Арестантское уголовное единство).

            Субкультура АУЕ в считанные годы распространилась почти по всей территории России, массово внедряясь в школы, интернаты и ПТУ. Основной контингент – дети в возрасте от 10 до 17 лет, из которых уличная преступность легко делает «волчью стаю», и главное – та её часть, которой в скором времени предстоит строить будущее.

            На этой же уголовной базе 90-х осуществлялось разрушение традиционной семьи в России. При развале Советского Союза творческая интеллигенция впала в сильное расстройство по поводу того, что в «стране нету сексу». Их не волновало то обстоятельство, что духовный настрой социализма позволял сохранить семью, как мельчайшую ячейку, на которой держится само общество. В качестве тарана для разрушения семьи использовалась западная «сексуальная революция», в 90-е годы захлеснувшая домашние телепрограммы. В начале нулевых годов примитивные сюжеты половой распущенности стали исчезать из центральных телеканалов, оставив в наследство известный «Дом-2» на ТНТ, наполненный женщинами с отменными формами и пониженной социальной ответственностью. Пониженная социальная ответственность вдохновила многих западных «звезд» эстрады и кино на продолжение «сексуальной революции», взвинтив её сюжеты в однополой любовью и инцестах. В настоящее время Интернет забит порносайтами со всеми жертвами «сексуальной революции», смело прокладывающих российской семье путь в Содом и Гоморру.

            Казалось бы, сколько на российском телевидении работников, заявляющих о своей элитарности и принадлежности к высокой культуре. Но достаточно беглого взгляда на навязчивые порносайты в Интернете, чтобы понять: значительная часть телеведущих страдает эсгибиционизмом и готова оголяться при первом удобном случае, благо даже увядающая красота и актерские способности ещё находится в цене. Собственно, сексуальный состав работников порносайтов, несущих там службу, по большей части представлен актерским составом западного и отечественного кино и эстрады, понимающих видиоролики со своей пониженной социальной ответственностью как «конкурсы красоты».

            И что же получается, эта «элита» будет вливать чувства веры в высокую нравственность и спасать неоперившуюся молодежь от преступлений и тюрьмы? Да такая «элита» скорее сама утащит всю молодежь в создаваемые по либеральным проектам Содомы и Гоморры. Поскольку со строительством прекрасных городов, которыми молодое поколение готово гордиться – как-то туго: слишком дорого стоят новые квартиры, да и медицинское обслуживание с обучением обходится не дешево. И нет никаких оснований полагать, что молодое поколение готово защищать такую красоту.

            Но что бросается в глаза на фоне высокой французской красоты, которой отечественный обыватель привык гордиться, а Солженицын спешил там опубликовать «Архипелаг ГУЛАГ»? А в Париже ныне модно требовать понижение цен на бензин и солярку, на базе которых мужал и развивался Советский Союз, но которые в современной России забыты, не говоря уже о всем постсоветском пространстве, которое когда-то стремительно развивалось на основе экономии ресурсов. То, что Запад в Советском Союзе сознательно разрушал, теперь на Западе возрождается стихийно, на волне буржуазно-революционных преобразований, с учетом разрушающей идеологии Солженицына.

            Поэтому, тут интерес представляет обзор самой западной прессы на тему стихийной электрификации.

В конце 2018 года Францию захлестнула волна массовых протестов, организованных движением "желтых жилетов" (движение названо так из-за светоотражающих жёлтых жилетов, используемых участниками манифестации с целью идентифицировать принадлежащих к этому движению). В отличие от других демонстраций, инициаторами которых, как правило, оказываются профсоюзы или оппозиционные партии, это протестное движение мобилизовало себя самостоятельно - в основном через социальные сети.

В результате всего за несколько недель "желтые жилеты" объединили несколько тысяч французов, выступающих против повышения цен на бензин и дизельное топливо. Для чиновников движение, которое в отличие от профсоюзов и партий не имеет официальных представителей, организующих протесты, представляет проблему - в первую очередь в силу своей непредсказуемости. Поскольку ни об одной из его демонстраций не было объявлено заблаговременно, французским службам безопасности оказалось сложно оценить, где, когда и в каком количестве митингующие выйдут на улицы.

Движение быстро набирает обороты, приобретая политический окрас. Его открыто поддерживают несколько лидеров основных политических партий и политических движений: от левых (Жан-Люк Меланшон иОливье Безансно) и центристских (Жан Лассаль) до правых (Лоран Вокье и Марин Ле Пен).

Дитер Рухт (Dieter Rucht) из берлинского Института исследования протестов и движений согласен, что рост цен на бензин - это не тема для профсоюзов или конкретной политической партии. Для того чтобы разгорелись протесты, "достаточно было лишь маленькой искры, поскольку недовольство охватило широкие массы населения", констатирует Рухт.

Одна из самых известных представительниц движения "желтые жилеты" и один из инициаторов протестов - 51-летняя Жаклин Мурад. Еще 18 октября она опубликовала в Facebook видео, в котором раскритиковала введенный в 2013 экологический налог на выбросы углекислого газа, который с тех пор регулярно повышается, приводя к росту цен на топливо. Мурад, которая зарабатывает на жизнь гипнотерапией, также назвала повышение цен на бензин и дизель "травлей автоводителей". 

Демонстрации "желтых жилетов" - это протесты "маленького человека", объясняет Айлин Келлер. Речь идет о французах, проживающих в регионах и чувствующих себя не у дел. Поскольку их доходы выше прожиточного минимума, они считаются слишком обеспеченными для того, чтобы получать от государства материальную помощь. Но в то же время они не обладают достаточными средствами, чтобы вести финансово благополучную жизнь.

В то время как французское население растет чрезвычайно быстро на фоне процесса «замещения» французов неевропейскими иммигрантами, любопытно отметить, что среди «Желтых жилетов» в основном белые люди. Почему?

Необходимо понимать серьезную эволюцию французского общества и экономики. В течение последних десятилетий Франция столкнулась с развалом промышленного сектора, в то время как рабочие места в третичном секторе (сфере услуг) увеличили свою долю. Промышленная работа чаще всего гармонично распределена по всей территории государства, а работники третичного сектора, как правило, живут в крупных мегаполисах.

Поэтому феномен глобализации человечества, свойственный всему миру, особенно быстро прижился во Франции из-за краха французской промышленности. Впрочем, наибольший размах это обрело в Германии.

Такие метаморфозы приводит к интересному географическому распределению следующих групп населения:

- самые экономически состоятельные категории имеют средства для проживания в городских центрах крупных городов

- пригороды мегаполисов все чаще населяются неевропейскими мигрантами, а часть коренных жителей покидает эти районы (это явление известно как white flight)

- средний класс и коренные жители вынуждены проживать в 20, 30, 40 км и более от своего места работы, которое в основном находится в больших городах, и часто вынуждены ехать туда на автомобиле (в связи с недоступностью или небезопасностью общественного транспорта). Поэтому эти категории в первую очередь зависят от прямых и косвенных налогов на автомобили.

Более того, это ослабление Эммануэля Макрона на внутриполитической арене Франции происходит одновременно с проблемами Ангелы Меркель в Германии. Ослабление двух основных игроков Европейского союза (на фоне «Брексита» в Англии) может благоприятствовать укреплению других полюсов в ЕС, особенно «бунтарских» стран Центральной Европы, которые уверенно полагаются на большинство, в отличие от правительств Франции или Германии.

Сейчас в Париже всерьёз обсуждают возможность введения в стране чрезвычайного положения, а массовые протесты, тем временем, распространяются на другие европейские страны. «Жёлтые жилеты» уже вовсю беснуются в Бельгии, на очереди – Нидерланды, Германия и другие соседи Франции. Что происходит?

Сегодня с полицией Франции сражаются трудяги – работники транспортной сферы и мелкие предприниматели, чаще всего фермеры, которые очень недовольны повышением цен на бензин и дизельное топливо. Ведь рост цен прямо бьет по их финансовым интересам.

Можно назвать движение «желтых жилетов» возрождением буржуазно-революционных настроений. Субъект этих выступлений – среднестатистический французский обыватель, который имеет некоторый доход, владеет автомобилем. Он довольно обеспечен для того, чтобы государство не платило ему пособия как сомалийским беженцам, но недостаточно богат, чтобы не чувствовать повышение цен на топливо. И, конечно, он недоволен французской властью, поскольку не видит для себя конкретной пользы от ее действий. Мигранты продолжают наводнять страну, нарушать ее законы, цены растут, а Эммануэля Макрона больше заботят какие-то внешнеполитические проблемы.

Хотя движение «желтых жилетов» еще очень молодо, европейские социологи уже обратили на него внимание. Ученые пришли к выводу, что протестующие выражают мнение значительной части населения Франции. Три четверти французов сочувствуют «желтым жилетам» или, по крайней мере, считают их протесты вполне обоснованными. Это – очень тревожная цифра. Ведь она говорит о том, что фактически 75% населения Франции недовольны политикой Макрона и готовы понять направленные против нее массовые беспорядки.

Между тем, протесты «желтых жилетов» уже приобретают общесоциальный, а не только «топливный» характер. Бунт разгневанных автовладельцев и водителей перерастает в массовое выступление против всей политики современных французских властей. Ведь социальная политика Парижа в последние годы вызывает серьезное недовольство широких масс населения страны. Например, во Франции, как и в России, была принята непопулярная мера о повышении пенсионного возраста, что миллионам французов, естественно, пришлось не по душе.

«Желтые жилеты» потребовали от французских властей поднять минимальную пенсию до 1200 евро и минимальную зарплату до 1300 евро «чистыми», платить всем депутатам не больше средней заработной платы по стране, вернуть под контроль центрального правительства весь топливно-энергетический комплекс, отказаться от закрытия провинциальных школ, детских садов, почтовых служб. Кроме того, протестующие потребовали выносить на референдум любую законодательную инициативу, поддержанную 700 тысячами подписей французских граждан. Не забыли протестующие и о требовании снижения пенсионного возраста, который французы считают весьма высоким.

Интересно, что сами «желтые жилеты» уже определились с кандидатом на должность премьер-министра и это отнюдь не Марин Ле Пен. Кристоф Шаленсон, представляющий протестующих «желтых жилетов» в департаменте Воклюз, заявил, что идеальная кандидатура на пост нового главы правительства Франции – Пьер де Вилье. Генерал, прежде занимавший должность начальника Главного штаба Вооруженных сил Франции, Пьер де Вилье пользуется широкой поддержкой населения и большим авторитетом среди военных. Конечно, до нового де Голля ему очень далеко, но, с другой стороны, о характере де Вилье лучше всего свидетельствует тот факт, что он ушел с должности начальника Главного штаба, не согласившись с сокращением расходов на оборону, последовавшим после избрания Эммануэля Макрона президентом страны.

Макрон стал президентом Франции благодаря стечению обстоятельств. Его предшественник социалист Ф. Олланд не стал баллотироваться на второй срок по причине низкого рейтинга (всего 5%), а выступавшая с правого фланга Марин Ле Пэн пугала французского избирателя своим национализмом. Поэтому Макрону ничего другого не оставалось, как очаровать электорат своей неотразимой красотой, притянув на свою сторону как простого обывателя, так и всё сообщество ЛГБТ. На расчищенном от профессиональных политиков поле он пообещал избирателям все мыслимые и немыслимые блага, чтобы победить с заметным перевесом. Так и случилось.

Теперь, когда наружу вылезли основные жизненные проблемы, за которыми в своё время Ленин видел проблемы электрификации всей страны и ставку делал на рабочий класс с целью резкого подъема производительности труда, во Франции традиционные политические партии оказались в процессе поиска себя, объяснила Келлер в интервью DW: "Они все еще слишком заняты собой. Внутри партий есть конфликтные линии и различные представления о том, какого курса придерживаться". Поэтому вместо того, чтобы заниматься вопросами, беспокоящими население, и организовывать протесты, оппозиция, похоже, занимается прежде всего собственными проблемами, резюмирует эксперт.

Какой же итог в сложившейся политической ситуации наиболее реален?

Вопросы, которые возникли в связи с выступлениями «желтых жилетов» во Франции, требуют левого поворота и социалистических преобразований. Но рассчитывать на то, что мелкая буржуазия поведет революцию в социализм, крайне наивно. В создавшейся ситуации наиболее реальны два варианта развития событий: либо вползание в анархо-синдикализм с махровой махновщиной, либо ниционал-социализм с полной реабилитацией маршала Петена, сотрудничавшего с Гитлером. То есть, реально может повториться киевский «майдан» в Париже. А может распространиться и по всей Европе, в зависимости от того, где мелкая буржуазия остро потребует своего контроля над энергоресурсами.

Но решать вопросы с энергоресурсами в любом случае будет крупный капитал, в первую очередь – американский. Разразившийся в США конфликт между Трампом и демократами, по мнению экономиста Михаила Хазина, представляет собой борьбу за будущий контроль над финансово-кредитной политикой ФРС. А по сути дела – это уже две однородные группировки, у которых перспектива тоже одна, фашизация режима в пользу своих групп капитала, которые рвутся контролировать перераспределение энергоресурсов не только в Европе но и во всем мире, с навязыванием собственного сжиженного газа по высокой цене. Поэтому «милые бранятся – только тешатся»

В такой ситуации обе американские группировки капитала считают необходимой войну за ресурсы в России и торговую войну с Китаем, как наиболее опасным конкурентом. А что касается Франции, то надо ожидать того же сжиженного газа США, который будет предложен недовольным вместо бензина, что только усилит конфронтацию внутри страны.

            Горячее желание Трампа создать на границе с Мексикой высокий металлический забор, непреодолимый для беженцев из Центральной Америки, больше всего напоминает возврат к резервациям, поднимающий дух националистов из южных штатов США, позволяющий формировать из них будущих боевиков на страже металлического забора с Мексикой. Задача американского капитала – недопустить своих соседей с юга решать в США какие-либо проблемы, включая и ресурсные.

            Нельзя не замечать, что ситуация с Россией во всем повторяет историю развала Советского Союза. И хотя В.Путин показал в 2018 году, что называется, «большие кулаки» в виде стратегического оружия, неуязвимого для противоракет Запада, но США считают опрометчивой затею с опорой на союзников по НАТО, видя в них бойцов «курортного» фронта, каких и в самих США хоть пруд пруди. Воспользовавшись в СССР услугами «пятой колоны» и развалив их усилиями могучую страну, Западу нет необходимости искать другие варианты по захвату России. Ибо внутри страны как во властных структурах, так и среди обывателей, много желающих получать доллары и отработать их на благо западной «демократии». Для бизнеса Трампа значительно проще скупить на корню огромные массы любителей доллара и развалить Россию изнутри, чем создавать стратегическое оружие равнозначное российскому и тратить на это большие деньги.

            Только слепой не замечает в России того факта, что за счет государственных средств содержатся известные телеканалы, типа «Эха», обслуживающие откровенных русофобов, а наиболее одиозные фигуры либеральных демократов получают доступ на «президентском» ВГТРК. Это говорит о том, что при общенародной симпатии к сталинской политике индустриализации, доступа её представителям на широкую трибуну не будет, стало быть и не будет высоких темпов повышения результатов производительности. А это значит, что при желании нынешних властей повышать производительность труда, единственным шансом чего-то добиться – это выпрашивать у различных покровителей инвестиции и ублажать их для таких целей, в надежде что-то поправить в приобретении нового оборудования   В то же время продолжение прозападной политики неизменно переложит затраты за энергоресурсы России, которая ныне приковывает себя газопроводами к Западной Европе. И хотя это желание вытекает из необходимости уйти от грабежа российских ресурсов украинской фашиствующей мафией, в дальнейшем ситуация мало в чем изменится. Запад жаждет российских ресурсов и очень скоро потребует резкого понижения цен, в противном случае потребители российских энергоресурсов оденутся в «желтые жилеты».

            И результат такой деятельности вытекает из простого требования экономики: чем больше будут понижаться цены на энергоресурсы, тем значительнее будет расти производительность труда, тем значительнее рост благосостояния населения. И это население будет готово организованно выступить против ценовой политики России на энергоресурсы.

Власти России не способны перевести экономику страны в ресурсный режим работы, как не способны решить проблемы объединения с Белоруссией и Казахстаном в единое государство, поскольку соседи не доверяют российскому бизнесу, а левый поворот в России пугает новых владельцев собственности больше всего. Поэтому мы не видим своих соседей по Евроазиатскому экономическому содружеству на экономических форумах в России. как не привлекают их Гайдаровские экономические форумы, раздражает фигура Чубайса, которого близко к собственности допускать нельзя. Всё, что российские власти способны предложить, так это свою «всеобщую организационную науку» и «красоту», которая спасет мир.

Российским властям и невдомек, что эта, раздувающая свои щеки солидность и «красота», разрушают не только Россию, но и весь мир.

                                                                                              Январь 2019г.

                                                                                              г.Ленинград

Вы здесь: Главная Информация 2019 КРАСОТА, РАЗРУШАЮЩАЯ МИР ДО ОСНОВАНИЯ